Православный календарь





       13 января 2015 года, Священный Синод Вселенского Патриархата причислил старца Паисия к лику святых Православной Церкви, а Русская Православная Церковь - 12 июля 2015 года.
7435a.jpg
       Старец Паисий – великий святой Православной Церкви, воин, подвижник, молитвенник, человек великой любви к Богу.
       О Церкви преподобный Паисий Святогорец говорил:
       «Церковь есть Церковь Христа и Ей управляет Он. Церковь — это не храм, который благочестивые люди возводят из камней, песка и известки, а варвары разрушают огнем. Церковь есть Сам Христос;
       а о культуре сказал:
       "Культура — это хорошо, но для того, чтобы она принесла пользу, необходимо "окультурить" еще и душу".

       Блаженный старец Паисий (мирское имя Арсений Эзнепидис) родился 25 июля 1924 года (по старому стилю) в селении Фарасы, в Каппадокии (Малая Азия , в многодетной семье у Продромоса и Евлампии Езнепидис. Крестным у ребенка был Арсений Каппадокийский, ныне прославленный в лике святых. Он назвал младенца своим именем и сказал, что хочет оставить монаха после себя.
       Впоследствии о человеке, который был его крестным, святой старец Паисий Святогорец писал, что своей праведной жизнью Арсений Каппадокийский проповедовал православную веру, он менял души и осенял Божией благодатью христиан и турок, верующих и неверующих.
      
       Во времена младенчества будущего старца Паисия православные верующие испытывали притеснения и гонения со стороны турок мусульманской веры. В связи с этим многие семьи вынуждены были покидать родные места. Среди беженцев был и маленький Арсений со своими родными. В сентябре 1924 года прибыли вынужденные переселенцы в Грецию.
       Семья будущего святого обосновалась в городе Коница, где будущии; Старец вырос и получил начальное образование. Паисий Святогорец, старец в будущем, с раннего детства мечтал о монашеской жизни, убегал часто в лес, где проводил время в молитве - самозабвенной не по годам и одновременно с этим старался развить в себе любовь и смирение.
       В юношеском возрасте будущий Старец выучился ремеслу плотника, желая и в этом быть похожим на Христа. Когда в Греции началась Гражданская война (1944–1948).
       В 1945 году его призвали на службу в армию. Во время войны будущий монах был радистом и три с половиноЙ года служил Родине. В армии он продолжал подвижническую жизнь, отличался отвагой, самопожертвованием, высокой христианской нравственностью и многообразными дарованиями. Ему не мешало на передовой проситься у командования на самые опасные задания вместо товарищей, у которых были жены и дети.

       В 1949 году, отдав долг Отечеству, Арсениий встал на путь монашеской жизни – той, к которой стремился с самого детства. Еще будучи мирянином, он не раз переживал божественные опыты жизни во Христе.
       Он решил стать иноком и отправилсяся на гору Афон. Старец Кирилл, ставший позднее игуменом монастыря Кутлумуш, в 1950 году принял Арсения послушником. Через какое-то время будущий святой был отправлен в другую обитель - Есфигмен. Здесь он поднялся на следующую ступень монашеского пути и в 1954 году стал рясофорным иноком с именем Аверкий. Он часто наведывался к старцам, читал жития святых, постоянно молился в уединении.
       В малую схиму (третью ступень монашества) Арсения постриг старец Симеон в 1956 году. Имя будущему святому при этом было дано в честь Паисия II митрополита Кессарийского. Старец Кирилл стал духовным отцом монаха. Он всегда предвидел время прихода Паисия в свой скит, знал нужды чада и помогал искать ответы на все вопросы.

       По молитвам отца Кирилла монах Арсений духовно возрастал. Он старался достичь божественной благодати и считал, что для этого любую проблему нужно встречать смирением, терпением, добрым помыслом. Хоть и любил Арсений с раннего детства уединение, но доверился промыслу Отца Небесного.
       Но когда он стал монахом, особое благоволение к нему Святых, Пресвятой Богородицы и Самого Господа сделалось очевиднейшим. В 1958-1962 годах Отец Паисий подвизался на Святой Афонской Горе, в монастыре Стомион в Конице, в монастыре Рождества Богородицы, а с 1962 года  - на Святой Горе Синай, в келье святых Епистимии и Галактиона.
       Он проводил свою жизнь в безвестности, всецело вручив себя Богу, Который, в Свою очередь, явил и отдал его людям. Многие и многие приходили к Старцу и находили руководство и утешение, исцеление и покой своим измученным душам. Божественная любовь преизливалась из освященной души старца, сияние Божественной Благодати исходило от его преподобнического облика. Целыми днями без устали Старец Паисий Святогорец забирал у людей их боль, расточая вокруг себя Божественное утешение.

       Через два года преподобный Паисий вернулся и стал жить в Иверском скиту. Болезнь старца в 1966 году была очень тяжелой. В результате ему пришлось лишиться части легкого. Но Господь не оставил святого в болезни - за Паисием в больнице был хороший уход. Монахини, которые мечтали построить обитель в честь Иоанна Богослова, помогали старцу поправиться, ухаживали за ним.
       Выздоровев, Паисий Святогорец поспособствовал им найти место для монастыря, к тому же он всю оставшуюся жизнь поддерживал сестер духовно.
       Отец Паисий снова сменил место в 1967 году. Он поселился в Катунаках, в Лавриотской келии Ипатия. У старца сохранились особые воспоминания об этом месте. Он писал, что однажды ночью, молясь, почувствовал небесную радость и увидел прекрасный голубоватый свет, который был очень ярким, но глаза монаха его выдерживали. По признанию старца, в этом свете он пребывал много часов, не ощущая времени и не замечая вокруг ничего. Это был не физический мир, но духовный.

       В 1968 году пристанищем Паисия Святогорца стала обитель под названием "Ставроникита". Паломники везде находили старца. Чувствуя его безграничную любовь к каждому из людей, получая от него духовное облегчение и необходимые советы, они называли его святым. Но сам старец вполне искренне полагал, что он последний из грешников, и никогда никому не отказывал в поддержке. Был радушным и гостеприимным хозяином, предлагая каждому пришедшему лукум и кружку свежей холодной воды.
       Но другую жажду к нему приходили утолять. Даже во время болезней старец Паисий, укрепляемый Господом, принимал страждущих. Весь день он утешал их и помогал обрести веру и надежду, а ночи проводил в молитвах, отдыхая только по 3-4 часа в сутки. Сам старец говорил духовным чадам, что добро лишь тогда приносит пользу и радость, когда ради него жертвуешь чем-то. Он принимал боль людей как свою собственную, умел поставить себя на место любого человека и понять, как никто другой.

       Такой был святой Паисий Святогорец, старец, и такой была его любовь к Богу и людям. Каждый день святой полностью перечитывал Псалтырь, а когда все вокруг засыпало, горячо молился за весь мир, а также за тех, кто болен, за супругов, находящихся в ссоре, за работающих допоздна и путешествующих по ночам.
       Как-то раз, в темное время суток, старцу было дано откровение, что человек по имени Иоанн находится в опасности. Паисий Святогорец стал возносить молитвы о нем. Следующим днем монаха посетил тот самый юноша, поведав о том, как ночью отчаяние наполнило его душу и он решил сесть на мотоцикл, выехать из города, сорваться с обрыва и разбиться. Но молодого человека остановила мысль о старце Паисии, и он пришел к монаху за советом.
       С тех самых пор Иоанн приобрел духовного отца, любящего и понимающего. По молитвам святого юноша и встал на путь истинный.

       Молитвенные слова старец Паисий Святогорец произносил с такой верой и любовью, что многие люди через это получали исцеление от болезней.
       Вот один из примеров: к святому обратился отец девочки, которая была глухонемой. Он рассказал старцу, что до рождения дочки препятствовал всячески своему брату, который мечтал стать монахом.
       Паисий Святогорец, видя, что человек искренне раскаивается, пообещал исцеление ребенку и помолился об этом. И действительно, через какое-то время девочка стала разговаривать. Очень многие люди, страдающие от болезней опорно-двигательного аппарата, и даже инвалиды, передвигающиеся с большим трудом, уходили от монаха Паисия здоровыми. Были случаи исцеления от безплодия супружеских пар.

       Отец девочки, у которой был рак, обратившись к старцу с просьбой о помощи, услышал в ответ, что, кроме молитвы самого Паисия, мужчина и сам должен чем-то пожертвовать ради спасения дочери. Монах посоветовал ему бросить курить. Мужчина дал обет избавиться от пагубной привычки, и по молитве старца вскоре девочка поправилась.
       Но отец быстро забыл про обещанное Богу и снова стал курить. После этого болезнь дочери снова вернулась. Мужчина вновь обратился к старцу, но монах сказал лишь, что отец в первую очередь должен ради ребенка постараться, а молитва - дело второе.

       Существует множество свидетельств об исцелении безнадежно больных, которым медики говорили, что ничего сделать нельзя. Молитвы монаха и здесь помогали людям поправиться. Но вот сам Паисий Святогорец, старец, все больше лишался здоровья.
       Еще во время болезни легких, в 1966 году, после приема антибиотиков у Паисия появилось осложнение с сильными болями в животе. Старец считал, что от этого лишь польза, так как через физические страдания смиряется душа. И он терпел боль, стоя часами и принимая желающих получить его благословение.

       Переселение в келью «Панагуда».

       Проведя одиннадцать подвижнических лет в каливе Честного Креста, отдавая себя все эти годы людям, Старец впоследствии решил уйти из этой кельи. Для ухода была серьезная духовная причина. Ища себе келью, Старец хотел поселиться на Капсале вместе со слепым румынским монахом старцем Миной, чтобы упокоить его старость. Но монастырь, которому принадлежала келья старца Мины, не дал на это благословение. Идя по капсальским тропам, Старец со слезами просил: «Пресвятая моя Богородица, у Тебя для всех находится место в Твоем саду — неужели не найдется для меня?»

       27 февраля, в день, когда ранее ему было видение святой Евфимии, отец Паисий с помощью старца Иоакима нашел себе новое место для подвигов: келью «Панагуда». До этого «Панагуда» считалась домом при винограднике монастыря Кутлумуш. Это событие Старец воспринял как благословение святой Евфимии и с умилением благодарил Святую за ее заботу.
       Братья монастыря Кутлумуш, обрадованные переходом Старца, с готовностью удовлетворили его прошение и предоставили ему келью «Панагуда». Взяв из монастыря Ставроникита отпускную грамоту, Старец получил омологию на «Панагуду», которая с этого момента стала считаться не домом при монастырском винограднике, а отдельной кельей.

       Келья «Панагуда» находится на вершине небольшого холма среди густой растительности, недалеко от тропы, соединяющей Кариес с Иверским монастырем, напротив скита святого Пантелеймона. Храм кельи занимает ее юго-восточный угол, он освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы (поэтому келья и называется «Панагуда» — то есть «малая Панагия»). Храм расположен справа от коридора — сразу возле входа. Слева — напротив входа в храм — дверь в келью самого Старца. Далее по коридору еще два помещения: правое Старец переделал в архондарик, а слева устроил себе мастерскую. Дверь из архондарика выходит на балкон, с которого открывается вид на Кариес.
       Несмотря на то, что Старец искал безмолвную келью в южной части Святой Горы, он пошел на жертву ради паломников и поселился в месте, которое было для них более доступно, — в Панагуде. Эта маленькая аккуратная келья находится неподалеку от Кариеса. Это было удобно приходившим к Старцу людям: они могли ночевать в расположенных неподалеку монастырях. То есть многие паломники, приходившие к старцу, могли распределяться по нескольким монастырям, чтобы тяжесть их приема не падала лишь на какую-то одну обитель.

       От одного родничка Старец подвел к «Панагуде» пластиковый шланг с водой. Однако в летние месяцы воды не хватало, поэтому Старец починил старую подземную цистерну, которая наполнялась зимой. Он огородил участок вокруг каливы проволочной сеткой, оставив два входа. Также он возделал крохотный огородик, в котором посадил несколько корней многолетней дикой капусты. Кроме этого, каждый год он сажал на своем огородике лук, салат-латук и несколько кустов помидоров. Других овощей он не выращивал.
       Калива была старой и запущенной, в ней многого не хватало, многое было недоделано. Не было дверей, окон и потолков, в полу зияли дыры, а сквозь кровлю сочилась вода. С огромным трудом Старец взялся за самое необходимое из ремонта. Денег у него не было, да и от других он принимал их неохотно. Весь день он трудился, а вечером целый час шел пешком в келью своего ученика, где ночевал, пока не починил свою каливу. Туда он перенес из кельи Честного Креста и свои немногие вещи.
      
       В ремонте старцу помогал вышеупомянутый ученик и отцы монастыря Кутлумуш, которые выделили мулов для перевоза строительных материалов. Прежде всего, Старец постарался привести в порядок храмик своей каливы, а после этого келью (комнату) для себя, чтобы в ней ночевать.
       Однажды, идя в «Панагуду» и еле волоча ноги от усталости, старец думал: «Если бы в "Панагуде" была, по крайней мере, кровать, чтобы я мог немножко отдохнуть!» Дойдя до «Панагуды», он увидел, что пока его не было, кто-то из монахов из старой двери сколотил ему аскетический лежак.

       Помимо утомительных трудов в течение целого дня старец принимал людей. Он готовил цементный раствор, но, когда приходили люди со своими проблемами и затруднениями, садился с ними и их выслушивал. Возвращаясь к работе, он видел, что раствор уже затвердел и надо было готовить новый.
       Однако Старец не роптал. «Люди испытывают такие муки! Да пропади он пропадом, этот цемент», — говорил он, стараясь не замечать усталости и одновременно отвлекая людей от их скорби. Он лез перекрывать крышу, но видя, что пришли паломники, снова спускался вниз. Паломники уходили, и Старец вновь лез наверх, чтобы продолжить работу.
       Так продолжалось до тех пор, пока он не переселился в «Панагуду» окончательно. Однако и впоследствии, жертвуя собой, он часто оставлял необходимые работы ради приходивших к нему людей.

       Был вечер 2 июня 1979 года. Старец только перевез в «Панагуду» свои вещи и еще не успел их разобрать. Он готовился совершать Вечерню и спросил помогавшего ему монаха, память какого Святого совершается на следующий день. Монах не помнил, но пообещал, что скажет об этом завтра, когда придет продолжать работу. Вскоре он поспешно ушел, потому что уже смеркалось.
       О том, что произошло после, старец рассказывал так: «Минеи были у меня сложены в коробках. Я искал очки, чтобы посмотреть, какой Святой празднуется на следующий день, и очков не находил. Чтобы не терять времени, я начал совершать Вечерню по четкам, говоря: "Святые дня, молите Бога о нас".
       Потом поднялся в полночь и с фонариком около получаса снова пытался найти в книгах, какой Святой сегодня празднуется — но безрезультатно. "Ну все, — сказал я, — Полуночницу я пропустил". Чтобы не потерять в поисках целую ночь, я снова начал молиться по четкам:"Святии Божии, молите Бога о нас", не называя при этом Святых дня поименно.

       Тогда я увидел святого великомученика Пантелеймона, который шел в мою келью и вел еще какого-то Святого.
       — Кто ты? — спросил я второго Святого.
       — Святой Лукиллиан, — ответил он.
       Не помня, чтобы у нас в Церкви был такой Святой, я переспросил:
       — Лукиан?
       — Нет, Лукиллиан.
       — Как? Лонгин? — спросил я вновь.
       — Лу-кил-ли-ан, — повторил Святой в третий раз, медленно произнося свое имя.
       После этого, обратись к святому великомученику Пантелеймону, святой Лукиллиан попросил его посмотреть, зажили или нет мои раны, которые остались от операции. Святой Пантелеймон в белом фартуке, как врач, подошел ко мне. Ощупав мне грудь в том месте, где была сделана операция на легких, святой Великомученик ответил святому Лукиллиану: "Все нормально. Имей в виду результаты этого исследования, когда придет время выдавать ему диплом"».
       Святые исчезли, а старец, славословя Бога и благодаря Святых, зажег свечу и нашел в книгах, что, действительно, в тот день, 3 июня, Церковью совершалась память святого мученика Лукиллиана.

       Утром, когда пришел помогавший Старцу монах, Старец с улыбкой спросил его: «Ну что, святой Лукиллиан?» — и рассказал о явлении ему прошедшей ночью Святых.
       Прочтя житие святого Лукиллиана, Старец изумился от следующего «совпадения»: пространное житие святого Лукиллиана, рукопись которого находится в библиотеке Иверского монастыря, помещено в Синаксарий святого Никодима Святогорца под 27 февраля — то есть в тот самый день, когда ранее Старцу являлась Святая Евфимия.
       Эта связь между святыми Мучеником и Великомученицей, перед которой он испытывал столь великое благоговение, а также близость мучений этих святых по времени и, особенно географически, доставляли Старцу сугубую радость.
      
       После этого явления Старец пошел в Кутлумушский скит и поклонился иконе святого великомученика Пантелеймона. Старец говорил, что икона в проскинитарии храма очень похожа на Святого.
       После этого Старец ежегодно почитал память святого Пантелеймона и поместил его икону в храм своей кельи.
       Это чудесное событие утешило Старца и прогнало ту усталость и расстройство, которые были у него при переселении из одной кельи в другую.
       Теперь поток спешивших к Старцу паломников изменил направление и вместо кельи Честного Креста тек в «Панагуду». Этот поток становился все более и более полным. Прежде места вокруг «Панагуды» были тихими и безлюдными. Теперь можно было видеть, как люди разного возраста и общественного положения спускаются и поднимаются по тропе, пересекающей большой луг под Кутлумушским монастырем. Движение паломников особенно усиливалось в час, когда приходил автобус.

       Большинство пассажиров с нетерпением спешили к келье старца, чтобы попасть к нему первыми, спрашивая встречавшихся на пути: «Мы правильно идем к отцу Паисию?», «Старец у себя?», «У него много людей?».
       Старец принимал людей целый день. Он выносил им угощение и жертвовал многими часами своего времени, чтобы выслушать их, чтобы взять на себя их крест, их боль, чтобы дать им совет, отругать, исцелить или даже просто развлечь. При этом он совсем не брал в расчет того, что сам еще не отдыхал после Всенощного бдения, что был голоден, что ему хотелось пить, что он был больным и уставшим.
      
       Однако особенно дорого общение с народом обходилось ему, потому что оно прерывало и уменьшало его молитву, от которой он не мог оторваться. Старец в буквальном смысле слова был палим желанием безмолвия и непрерываемого общения с Богом. Однако его чуткое и полное любви сердце не позволяло оставить без утешения тех, кто к нему приходил, — «труждающихся и обремененных».
       Поэтому Старец с рассуждением постарался совместить служение людям и безмолвническую жизнь. Это удалось ему превосходно. Его благодатная прозорливость, позволявшая видеть как расположение приходивших к нему людей, так и степень серьезности их проблемы — часто еще прежде, чем они к нему обращались, — а также некоторые чрезвычайные Божественные события были теми безошибочными «регуляторами», которые позволяли Старцу правильно сочетать безмолвие и служение людям.

       Согласно одному свидетельству, однажды отец Паисий был очень уставшим, а кто-то из паломников не переставая звонил в колокольчик у его калитки. Когда старец пошел открывать, он увидел своего Старца, блаженнопочившего батюшку Тихона. Отец Тихон с довольным видом стоял за проволочным ограждением и говорил ему: «Я радуюсь тому, что ты принимаешь людей». Это событие еще больше склонило Старца на служение людям.
       Но время шло, и число посетителей умножилось настолько, что превосходило границы его сил. Старец по секрету рассказывал одному из своих близких: «Я не распоряжаюсь самим собой. Живу по распорядку других. Раньше мой ум погружался в молитву. Сейчас я переживаю проблемы людей свои собственные]. Часто я даже вскакиваю от них во сне!»

       С другой стороны, Старец осознавал, что, по крайней мере, большинство из тех, кто к нему приходил, очень нуждались в его помощи. В связи с этим он говорил: «Не думайте, что люди приходят сюда для того, чтобы просто провести время. У них огромные проблемы. И знаете, что заставляет меня продолжать жить так, как я живу сейчас?
       То, что некоторые из этих душ получают помощь. Я, скажем так, хотел стать монахом, для того чтобы жить в безвестности. Только вот люди не дают мне осуществить эту цель. Один старец сказал мне: "У тебя, отец Паисий, епитимья: принимать людей и их утешать". Только вот не знаю, как все это рассудит Бог».

       Конечно, сам старец сердцем и душой желал жить один, в безмолвии, и молиться. Он ощущал, что посредством безмолвия и молитвы приносит своим братьям нечто большее и качественно иное.
       Поэтому, видя, что количество посетителей постоянно увеличивается, Старец был вынужден принять некоторые меры. В летние месяцы он днем на несколько часов удалялся в лес, зимой — закрывался в келье. В эти часы он, главным образом, читал Псалтирь, молясь о страдающих людях. Но, конечно, бывали и исключения, когда, «извещенный» о каком-то серьезном и срочном случае, старец нарушал свой устав и выходил из затвора или из леса к людям.
       Он задумывался даже и о более «кардинальном» решении проблемы — переселении — хотя бы на какой-то достаточно большой срок — в безмолвное место, пусть и вне Святой Афонской Горы. Он принимал предложения о переселении в безмолвные и неизвестные людям места далее из-за границы — из Америки.
      
       Но вдруг в его отношении к этому вопросу произошла резкая и очевидная перемена. Раз и навсегда он прекратил любимые уходы в лес и сократил часы затвора. Когда кто-то с недоумением спросил его об этой перемене, он ответил намеком, процитировав изречение из книги пророка Исайи: «Утешайте, утешайте люди Моя, глаголет Бог»  давая понять, что получил такую заповедь.
        Согласно одному из свидетельств, Старцу явилась Пресвятая Богородица и сказала ему: «Мое дело — охранять ваши границы, и Я это делаю. Так и ты: принимай всех людей без исключения, потому что они испытывают нужду». Старец смиренно послушался Пресвятую Богородицу и по Ее заповеди принял послушание служить тем, кто испытывал боль.

       Он принимал у себя всех. Но, несмотря на это, мир его не изменял: не делал его мирским. Наоборот: Старец, Благодатью Божией, преображал людей. Происходило это не только потому, что он жертвовал собой, отдавая себя людям, но и потому, что, преуспевая и духовно восходя от силы деятельной в силу созерцательную, он переживал великие сверхъестественные события.
       Используя свой безмолвнический опыт, он уделял молитве ночь и те часы днем, когда удавалось побыть одному. Оставаясь один, он молитвой передавал человеческие просьбы Богу, а будучи с людьми, проповедовал им Христа. Бог и страдающие люди: вот два полюса, вокруг которых стала теперь вращаться вся его жизнь.

       В 1988 году состояние монаха осложнилось кровотечениями. Но святой старец Паисий Святогорец, не желая обращаться к врачам, продолжал принимать людей, пока в 1993 году ему совсем не стало тяжело.
       Но и тогда на советы духовных чад лечь в больницу Паисий Святогорец отвечал, что болезнь помогает в духовной жизни, поэтому избавляться от нее он не хочет. Монах с терпением и кротостью переживал телесные страдания и молился лишь о других, но для себя никогда ничего не просил.
       Все же Паисий поддался настойчивости духовных чад. Когда врачи его обследовали, был обнаружен рак. Две операции, сделанные в 1994 году, облегчения не принесли. Его душа отошла 12 июля 1994 года. Эта дата является днем памяти старца.
       Паисий Святогорец погребен в обители Иоанна Богослова в Суроти Солунской. Но заступничество святого на этом не прекратилось. Молитва преподобному Паисию Святогорцу и сегодня творит чудеса, помогая исцелить душу и тело болящего.

       После своеи; кончины Блаженныи; Старец Паисий Святогорец оставил миру духовное наследие – свои поучения. Простой монах, получивший лишь элементарное образование в начальной школе, но щедро облагодатствованный мудростью по Богу, он воистину истощил себя ради ближнего. Учение Паисия Святогорца не было проповедничеством или катехизаторством.
       Он жил по Евангелию сам, и поучения проистекали из его собственнои; жизни, отличительным признаком которои; являлась любовь. Он «образовал себя» согласно Евангелию и поэтому в первую очередь учил всем своим обликом, а уже после этого – своей евангельской любовью и богопросвещенным словом.
       Встречаясь с людьми – такими непохожими друг на друга, – Старец не просто терпеливо выслушивал то, что они ему поверяли. С присущими ему святой простотой и рассуждением Паисий Святогорец проникал в самую глубину их сердец. Их боль, их тревогу, их трудности Старец делал своими. И тогда, неприметным образом, происходило чудо – изменение человека. «Бог, – говорил Старец Паисий, – творит чудо, когда мы сердечно соучаствуем в боли другого человека».

       Многие люди с изумлением рассказывают о том, что в книгах с поучениями Паисия Святогорца они находят ответы на мучавшие их вопросы, разрешение проблем и утешение в скорбях. Люди, далекие от Церкви, прочитав о Старце, становятся по-доброму обезпокоены и изменяют свою жизнь.
       Речь преподобного Паисия отличалась простотои;, остроумием, живым и неподдельным юмором. Великую истину он мог выразить просто и радостно. «Я вас, как солнышко, грею», – говорил старец, имея в виду, что как солнечное тепло необходимо, чтобы распустились цветочные бутоны, так и нежное пастырское прикосновение к душе помогает ей раскрыть себя и исцелиться от недуга.
       Это было воистину богопросвеще;нное пастырство. Оно нередко готовило почву души к принятию строгого слова о не допускающей компромиссов Евангельской истине. Поэтому даже самое строгое слово Старца Паисия Святогорца воспринималось сердцем как благодетельная роса. И впоследствии возделанные учением Старца сердца приносили духовный плод.
      
       Множество изречений и мыслей, написанных и сказанных, оставил после себя святой. Все они вызывают интерес верующих и тех, кто ищет свой путь в жизни. И здесь придет на помощь старец Паисий Святогорец. Книги, автором которых и является сам святой, просты для понимания. Вот лишь часть из них: "Слова" (пять томов); "Арсений Каппадокийский"; "Возвращение к Богу от земли на Небо"; "Письма"; "Отцы-святогорцы и святогорские истории"; "Мысли о семье христианской". Особенно хочется отметить "Слова":
       Первый том называется "С болью и любовью о современном человеке". Рассуждения старца в нем касаются современных нравов, роли церкви сегодня, о дьяволе, грехах и духе нашего мира.
       Второй том носит название "Духовное пробуждение". Старец Паисий Святогорец в нем говорит о важности работы над самим собой, благоразумного поведения, победы над сегодняшним равнодушием людей и безответственностью.
Третья книга под названием "Духовная борьба" повествует о таинстве исповеди и покаянии, а также о борьбе с помыслами.
       "Семейная жизнь" - название четвертого тома. Оно говорит само за себя. Старец Паисий в нем рассказывает о роли в семье мужа, жены, о воспитании детей, выборе жизненного пути, об испытаниях в отношениях любящих людей.
       В пятой книге "Страсти и добродетели" советы святого касаются того, как распознавать страсти и освобождаться от них, а также того, как перейти к поступкам добродетельным.

       О тяжелых испытаниях и временах, которые уже наступают, монах начал говорить еще в 1980 году. Он в беседах с людьми пытался пробудить их от равнодушия, охватывающего весь мир. Старец стремился помочь избавиться от себялюбия и немощей для того, чтобы молитвы, возносимые к Господу, были сильнее, иначе слова, обращенные к Богу, будут слабыми и неспособными помочь людям, да и самому себе тоже.
       Предсказания преподобного Паисия Святогорца в основном касаются событий, предваряющих конец времен. То, о чем писал Иоанн Богослов в своей книге "Апокалипсис", монах уточняет, чтобы дать ориентир в происходящем.
       По словам старца, приход антихриста будет выглядеть так: сионисты представят его как своего Мессию. Этот человек - и Будда, и Христос, и имам, и Мессия евреев, и тот, кого ждут иеговисты. Последние тоже признают его. Предшествовать приходу лжемессии будет разрушение мечети в Иерусалиме для восстановления храма Соломона. Все эти события пока откладываются Господом ради каждого человека.

       Книги с его высказываниями содержат немало пророчеств. Некоторые предсказания уже сбылись, другие, возможно, скоро начнут воплощаться в реальность.
       По благодати Божией старцу открывалось будущее, чтобы предупредить в очередной раз живущих на земле ныне и образумить, заставить задуматься.   Немало святых в истории христианства. Но роль тех, кто живет вместе с нами или жил совсем недавно, нельзя переоценить. Ведь многие люди укрепились, а некоторые и вовсе уверовали благодаря молитвам и чудесам святых.
       Житие преподобного Паисия Святогорца как раз убеждает нас в этом. Светлый монах, любовь которого к людям была безграничной. Такое мужество в преодолении себя, своих немощей и болезней могут проявлять, наверное, только святые.
       «Радуйся, преблагословенне отче наш Паисие, в Бозе вся путие жизни нашея устрояющий».

       ТРОПАРЬ, глас 3
       Житие богоугодное добре скончав, сосуд честен Утешителя явился еси, богоносне Арсение, чудес благодать приим, всем подаеши скорое вспоможение, отче преподобие, Христу Богу молися даровати нам велию милость.

       КОНДАК, глас 4
       Каппадокии новосажденный цвет и добродетелей многочестный сосуд, святаго Арсения воспоим, сей бо яко Ангел во плоти жительствовав, сожитель бысть всем святым, с ними же предстоит всегда Христу даровати нам согрешений прощение.

       ВЕЛИЧАНИЕ
       Радуйся, преподобных общниче жительством и подвигом освященный, радуйся, монашествующих и иереев похвало, Каппадокии славо, отче Паисие.
               
                МОЛИТВА

       О, святый преподобне и богоносне отче наш Паисие, возлюбленный наш покровителю и богомудрый наставниче, по лествице добродетелей возшедый от бытия земнаго в Царствие Небесное и получивый благодать предстательствовати за ны пред Троном Всемилосерднаго Господа нашего; сице молим тя: отврати нас от пути грехов наши и научи нас Господеви приноситисовершенныя плоды покаяния и обновления во Христе душ наших.
       Отче святый, во дни земнаго жития твоего многия тяжкия болезни и недузи неизцельныя уврачевавый, души от греха и скорбей страждующия исцеливый; ныне же предстоя пред Богом, преклони Его милосердие к нам, да твоего предстательства ради исцелит и нас, с любовию чтущих святую память твою, и дарует нам крепость в искушениих, мужество в борьбе с духом злобы, ищущим вечней погибели нашей,
       да дарует нам прощение всех наших грехов, иже от юности нашея до настоящего дня мыслию, словом и делом сотворихом, да научит нас, что подобает нам творити, дабы выну Ему служити, яко подобает ближним нашим с любовию и смирением служити.
       Ей, отче святый, настави нас, по примеру святаго жития твоего, любви и самопожертвования исполненнаго, отвергшись пут греховнаго жития, взыти к Небесным чертогам, идеже восхвалим Всемилосерднаго Триипостаснаго Господа нашего во веки веков. Аминь.

             ПРЕПОДОБНЕ ОТЧЕ ПАИСИЕ, МОЛИ БОГА О НАС.

Дорогие братья и сестры!

У Вас есть возможность не выходя из дома заказать поминовения о здравии и о упокоении через сайт нашего храма.

Пожалуйста, выберите одну из представленных Треб, впишите имена поминаемых (в родительном падеже) и внесите пожертвование удобным для Вас способом – с банковской карты, или кошелька Яндекс.Деньги.

Записки будут прочитаны за ближайшим Богослужением.

В поминовении указываются имена только крещеных христиан православного вероисповедания.

Вопросы, связанные с приемом поминовений, можно задать по телефону храма 8(963)7727270, или по адресу hram.dimitriy-donskoy@yandex.ru.

afisha-msk.ru