Православный календарь





Основные документы РПЦ

1091.jpg

     Преподобный Иоанн Колов жил в первой половине V-го века. Такое название преподобный Иоанн получил за свой малый рост («Колов» в переводе с греческого: малорослый). Еще в юных летах он оставил мир и ушел с братом своим Даниилом в Скитскую Египетскую пустыню. Это была безводная, каменистая пустыня, излюбленное место Египетских пустынников, прославившееся аскетическими подвигами спасавшихся в ней иноков.
     Сначала Иоанн и брат его Даниил жили среди подвигов в полном уединении, но потом он сознал, что при его пылком и страстном характере строгое подвижничество может быть осуществлено лишь при строгом руководстве других более опытных подвижников – старцев. К такому сознанию необходимости для себя строгого и опытного руководителя он был приведен следующим событием вскоре же после его прихода с братом в пустыню. Однажды он совершенно неожиданно сказал своему брату сподвижнику:
     – Не хочу я более ни о чем заботиться, я хочу жить в пустыне без печали, как ангел.
     Сказав это, он снял с себя свои одежды и вышел из кельи. Ночью случился большой мороз: обнаженный Иоанн долго боролся со стужею, наконец, будучи не в силах более переносить ее, решился возвратиться обратно в свою келью.
     – Кто здесь, – раздался из неё голос Даниила, когда замерзающий Иоанн постучался в дверь.
     – Я, брат твой, я не могу более переносить мороза и возвратился сюда, чтобы послужить тебе, – отвечал ему Иоанн.
     – Уйди, демон, – возразил Даниил, – и не соблазняй меня; – Ангел о теле своем не заботится и пищи не требует.
     Тут понял преподобный Иоанн, что слишком понадеялся на свои еще неокрепшие в борьбе со страданиями и искушениями силы, понял свою ошибку и горько зарыдал о ней. Тогда Даниил отворил пред ним двери кельи и сказал:
     – Брат мой, так как ты имеешь плоть, то и должен страдать ради одежды и плоти.

     После такого вразумления он вскоре оставил Даниила и отправился к старцу Пимену. Он желал воспитать в себе твёрдую волю, готовую на всякие подвиги, никогда не оставляющую раз избранный путь, между тем преподобный Пимен и был известен именно твердостью и непреклонностью своей воли. Отречение преподобного Пимена от мира было так безпредельно, что он отказался от свидания даже со своею матерью, пришедшею в скит навестить его. К такому-то старцу с твёрдым характером и направился еще неустановившийся окончательно в неуклонном следовании избираемым подвигам, нетерпеливый, страстный и пылкий Иоанн. Придя к нему, Иоанн дал обещание повиноваться ему во всем, чего бы только тот от него ни потребовал.
     В некотором расстоянии от их келлии было кладбище. Там жила лютая геенна, умерщвлявшая человеков и скотов. Старец сказал Иоанну:
     - На кладбище я видел помет геенны: поди принеси его сюда.
     Иоанн сказал на это:
     - А что мне сделать, если геенна нападет на меня?
     Старец, улыбнувшись, отвечал:
     - Если геенна нападет на тебя, то свяжи ее и приведи сюда.
     Вечером Иоанн пошел на кладбище; геенна напала на него. Он, по повелению старца, бросился, чтоб схватить ее; но она побежала от него. Иоанн погнался за нею, крича: остановись! отец мой повелел связать тебя. Она остановилась; Иоанн связал ее. Между тем старец сидел, ждал ученика. И вот! идет Иоанн, ведет за собою связанную геенну. Старец, увидев это, удивился; желая же смирить ученика и предохранить от превозношения, взял жезл и начал бить Иоанна, говоря:
     - Глупый; собаку ли ты привел сюда?
     Старец развязал геенну и отпустил ее.

     Преподобный Пимен, желая испытать его терпение, заставил его поливать совершенно сухое дерево, и он три года трудился над поливкою этого дерева, хотя оно уже настолько было сухо, что труд его для всех должен был казаться совершенно напрасным. Но на самом деле труд и терпение преподобного Иоанна не остались напрасными: спустя три года иссохшее дерево покрылось пышною зеленью и дало обильные плоды. От всех бывших свидетелями чуда дерево то было названо «древом послушания». Старец взял плод, принес в церковь к братии и сказал им: приступите, вкусите от плода послушания.
     Придя к преподобному Пимену с пылкою душою, преподобный Иоанн приобрел у него кротость и смирение агнца.
     Раз сказал ему один брат:
     – У тебя злое сердце.
     – Это правда, – с кротостью отвечал ему Иоанн, – и даже более злое, чем ты думаешь.
     Так умел он кротко переносить обиды.

     Живя сначала под чужим руководством, преподобный Иоанн впоследствии и сам приобрел способность мудро руководить другими.
     Господь судил ему быть руководителем и наставником преподобного Арсения Великого, впоследствии так же, как и он, прославившегося великими подвигами. Этот Арсений, патриций по происхождению, прибыл в пустыню прямо от императорского двора, где он был наставником детей императора Феодосия Великаго: Гонория и Аркадия. Оставив двор, где его окружали великие почести, он, будучи сравнительно еще молодым (ему было тогда около сорока лет), но уже духовно опытным подвижником, решил для продолжения своего духовного развития и дальнейшего совершенствования отдать свою волю в безусловное распоряжение преподобного Иоанна.
     Некоторым из братий на первых порах казалось странным, что муж столь высокообразованный и столь знатного происхождения пришел для своего дальнейшего просвещения к простым и неученым старцам. Один из братий не мог скрыть своего любопытства и спросил его однажды:
– Как это ты, изучивши греческие и римские науки, просишь наставления у простого и непросвещенного старца?
     – Правда, что я владею научным образованием, – отвечал Арсений, – но я не знаю даже азбуки того, что знает этот простой и неучёный человек, потому что (пояснил он) смирение есть начало всех добродетелей, как азбука – начало книжного бытия.
     Так ценил он смирение, процветавшее в обители некогда пылкого и горделивого Иоанна. Лишь после нескольких лет совместной подвижнической жизни, когда Арсений услышал таинственный голос, призывавший его бежать от людей и пребывать в молчании, потому что «молчание есть корень безгрешности», преподобный Иоанн благословил его оставить сожительство и предаться полному уединению и безмолвию в пустыне. Но сильная любовь к своему смиренному наставнику и всем его ученикам заставляли его не раз оставлять свое пустынное уединение и вновь возвращаться на некоторое время в обитель.

     Ревнуя о своем спасении, преподобный Иоанн с равным же усердием заботился и о спасении других. В городе Александрии в его время жила некая девица Таисия. Воспитанная благочестивыми родителями, она по смерти их всё доставшееся ей состояние употребила на дела благотворительности. Скитские старцы, среди которых жил преподобный Иоанн, приходя в город, не раз встречали для себя приют в её доме.
     И вдруг до старцев дошли слухи, что Таисия давно, уже прожила свое состояние и теперь, будучи не в силах бороться с бедностью, обратила свою красоту и молодость в источник средств для своего содержания. Сильно скорбели старцы, узнав о таком падении добродетельной Таисии и решили наконец сделать попытку к отвлечению сироты от её погибельного заблуждения. Это трудное дело они решили возложить на преподобного Иоанна.
     – Бог дал тебе мудрость, – обратились они к нему, – между тем до нас дошли слухи, что столько благотворившая нам сестра Таисия живет очень дурно. Потрудись, авва, побывай у ней и поговори с нею, не придет ли она после твоих речей в себя.
Помолился преподобный Иоанн и вскоре же отправился в путь. Он знал, что медлить в таком деле нельзя. С каждым часом Таисия могла опускаться в глубину все большего и большего падение.
     Вот, он и пред домом Таисии, но теперь уже вход в него для старцев закрыт. Как раньше в него входили все, желавшие что-либо вынести из него на нужды свои, так теперь, наоборот, входили в него только те, которые несли с собою деньги и сокровища. Старец кротко обратился к прислужнице с просьбою доложить госпоже о его приходе. Но при перемене в настроенности госпожи произошла перемена и в её прислужницах. Грубая служанка, зная, что у смиренного старца ничего не может быть общего с её госпожою, отвечала сильною бранью на его просьбу.
     С кротостью принял её брань преподобный старец и вновь повторил свою просьбу только с таким добавлением:
     – Скажи еще госпоже твоей, что я могу достать ей драгоценные вещи.
     Тогда прислужница решилась доложить о нем госпоже.
     – Пусть войдет, – сказала Таисия, – иноки ходят по берегам моря, и им иногда действительно попадаются драгоценные раковины и каменья.
     Вошел преподобный Иоанн к Таисии, сел около неё, вздохнул тяжело и заплакал.
     – О чем ты плачешь? – удивилась Таисия.
     – Что отвратило тебя от Иисуса Христа, Жениха Безсмертного? «Зачем ты забыла о Его чертоге и грязнишь себя нечистыми делами?» —спросил ее преподобный.

     И вдруг вспомнился несчастной женщине давно забытый ею Христос, любить Которого в детстве учили ее покойные ее родители. Слова старца Божия, как огонь, сожгли все плевелы, заглушившие добрые семена, давно посеянные в её сердце.
     Искреннее раскаяние быстро охватило и потрясло все её существо.
     – Отец! Отец! Скажи мне: есть ли прощение для подобных мне? – воскликнула она в страшном исступлении.
     – Есть, – отвечал старец, – Спаситель всегда ждет и прощает тех, кто истинно раскаивается. Покайся и возрадуются о тебе все Ангелы на небесах!
     – Веди же, веди меня прочь от этого места, веди куда хочешь, только укажи мне место удобное для покаяния, – просила старца Таисия.
     Она ушла с ним из своего оскверненного грехами многих дней дома, не сделав решительно никаких распоряжений относительно своего незаконно нажитого состояния. Она вся горела пламенным желанием никогда не вступать более на избранный было ею скользкий и беспечный путь жизни. Дивился преподобный Иоанн чудному действию Божией благодати, и, прославляя Всемогущего и Милосердого Господа, вёл свою путницу все далее и далее в пустынные места, в даль от греховного города, где она едва не погубила себя.
     Настала ночь. Утомленной путнице преподобный сделал из песка изголовье и сказал: «Отдохни теперь». Перекрестив ее, он отошел от неё и после обычных вечерних молитв предался и сам ночному отдыху. И видит во сне старец то место, где он оставил Таисию: окружено оно необычайным сиянием, восходящим до самых небес; и вот небесный Ангел среди этого сияния возносит её истерзанную душу к самому Господу.
     Как только пробудился старец от сна, тотчас же поспешил к тому месту, где оставил Таисию, и, достигнув его, действительно нашел ее уже мертвою.
     – Один час искреннего покаяния грешницы удовлетворил Милосердого Судию и возвратил заблуждшееся дитя к её Любвеобильному Отцу, – изрёк преподобный, и, пробыв до рассвета в молитвах, утром похоронил тело блаженной Таисии.
     Возвратившись в обитель, он великую радость доставил всем инокам своим рассказом о чудном раскаянии и прославлении известной им всем Таисии.

     Преподобный Иоанн Колов известен еще, как и писатель. Помимо многих изречений его, записанных другими иноками, от него осталось подробное и прекрасное описание житие преподобного Паисия, составленное им, как он сам выражается «для общей пользы». Этого Паисия, совратившегося с доброго пути, преподобный Иоанн успел так убедить, что тот, внезапно и безвозвратно отступившись от всего своего состояния, провел остальную свою жизнь в покаянии в дикой пустыне. Передав в житии о многих чудесах, совершенных преподобным Паисием, преподобный Иоанн счёл нужным сделать от себя такое замечание:
     – Да не усомнятся, слыша о нем славное и сверхестественное, и да не подумают, что я что-либо прибавил от себя для большей чести любезного мне отца. Он выше всякой человеческой чести и не требует от низших хваления, ибо похваляем в высших от святых Ангелов. Я рассказываю для пользы слушающих и желающих подражать его добродетелям; я передаю только то, что видел своими глазами и слышал своими ушами.
     Это краткое замечание хорошо выясняет личность преподобного Иоанна, как писателя.
     Время блаженной кончины преподобного Иоанна в точности не установлено. Приблизительно относят то к 422-му году, то к 430-му. Что касается места, где она совершилась, то им была пустыня близ Кольцума, или нынешнего Суэца. Святые мощи его находятся в церкви св. мученика Мины в Египте. Имя его, как древнего подвижника благочестия, известно и за пределами православной Церкви.

     Авва Иоанн Колов говорил:
     - Если царь захочет взять неприятельский город: то прежде всего пресекает подвоз в него съестных припасов; граждане, будучи утеснены голодом и чтоб не погибнуть от голода, покоряются. То же бывает с плотскими вожделениями: если человек будет проводить жительство в посте и голоде, — вожделения изнемогают в душе его.

     Он говорил:
     - Врата Божии — смирение. Отцы наши из среды многих уничижений вошли,
радуясь, в храм Божий.
 
     Он говорил: "Смиренномудрие и страх Божий выше всех добродетелей".

      Он говорил: "Оставив легкое бремя, т.е. самоукорение, мы возложили на себя тяжелое самооправдание".

     Авва Пимен поведал об авве Иоанне Колове следующее. Он умолил Бога, и отъяты были у него страстные вожделения. Он ощутил ненарушимое спокойствие. Тогда он пришел к некоторому отцу и сказал ему: вижу себя спокойным, не имеющим никакой брани. Старец отвечал ему: иди и умоли Бога, чтоб возвратились брани и то сокрушение сердца, и смирение, которые ты имел прежде: по причине браней душа приходит в преуспеяние. Иоанн испросил у Бога возвращения браней, и когда пришли брани, то он уже не молился об освобождении от брани, но говорил: Господи! даруй мне терпение в брани.

     Состояние души, желающей приносить покаяние, авва Иоанн изображал следующею притчею:
     "В некотором городе была красавица — блудница, имевшая много любовников. Князь сделал ей предложение: обещайся жить целомудренно, и я согласен, чтоб ты была моею супругою. Она обещалась. Князь женился на ней и взял ее в свой дом. Узнав об этом, прежние любовники ее совещались между собою так: такой-то князь женился на ней и взял ее в свой дом. Если мы пойдем прямо в дом, то князь подвергнет нас пытке. Вот что сделаем: пойдем сзади дома и свиснем ей. Она узнает наш свист и выйдет к нам: тогда уже мы не будем виноваты. Так и сделали. Но она, услышав свист, заткнула уши, убежала во внутреннюю комнату и заперла за собою двери.
     Авва объяснял притчу так: блудница — душа; ее любовники — страсти; князь — Христос; внутренняя комната — вечная обитель; свистящие любовники — демоны.
     Если душа будет постоянно прибегать к Богу: то демоны и страсти, убоявшись, удалятся от нее".

     Он говорил: "Отцы наши употребляли в пищу хлеб и соль. Они говорили: не попустим себе насыщения хлебом и солию. По этой причине они были сильны на дело Божие".

      Он говорил ученику своему:
      - Почтим Единого, и все будут почитать нас. Если же мы презрим этого Единого, т.е. Бога: то нас презрят все, и мы погибнем.

      Авва Иоанн был духом горящий (Рим.12,11). Некоторый брат, пришедши к нему, похвалил его рукоделие. Авва, занимавшийся в то время плетением веревки, промолчал. Посетитель повторил похвалу. Авва опять промолчал. И в третий раз пришедший брат похвалил рукоделие. Тогда авва сказал ему: "приходом твоим ты удалил Бога от меня".
      
     Авва Иоанн сделал вопрос: "кто продал Иосифа?" Один из монахов отвечал: "братия его". Старец возразил:
     - Не братия, а смирение. Он мог бы объявить, что он брат их, и воспротивиться продаже. Но он умолчал, и продало его смирение; потом оно же сделало его обладателем Египта.

     Тропарь, гл.8
     В тебе, отче, известно спасеся еже по образу: приим бо Крест, последовал еси Христу и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней; темже и со ангелы срадуется, преподобне Иоанне, дух твой.

     Ин тропарь, гл.1
     Пустынный житель и в телеси Ангел, и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Иоанне, постом, бдением, молитвою небесная дарования приим, исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти. Слава Давшему ти крепость, слава Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

     Ин тропарь, гл.8
     Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси, и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси, и был еси светильник вселенней, сияя чудесы, Иоанне, отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.

     Кондак, гл.2
     Чистотою душевною Божественне вооружився и непрестанныя молитвы, яко копие, вручив крепко, пробол еси бесовская ополчения, Иоанне, отче наш, моли непрестанно о всех нас.

     Величание
     Ублажаем тя, преподобне отче Иоанне, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

     Преподобне отче Иоанне, моли Бога о нас.

Дорогие братья и сестры!

У Вас есть возможность не выходя из дома заказать поминовения о здравии и о упокоении через сайт нашего храма.

Пожалуйста, выберите одну из представленных Треб, впишите имена поминаемых (в родительном падеже) и внесите пожертвование удобным для Вас способом – с банковской карты, или кошелька Яндекс.Деньги.

Записки будут прочитаны за ближайшим Богослужением.

В поминовении указываются имена только крещеных христиан православного вероисповедания.

Вопросы, связанные с приемом поминовений, можно задать по телефону храма 8(963)7727270, или по адресу hram.dimitriy-donskoy@yandex.ru.

afisha-msk.ru